Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

  • rms1

Born in the USSR

В тот день у нас была военная подготовка и меня поставили на Пост Номер Один у Знамени. Был ли то знак судьбы или просто совпадение не знаю, но факт остается фактом – в тот день мне выпало дежурить у знамени. Я этого не любил, благо случалось это редко – может раза два за всё время. Надо было иметь Чистый накрахмаленый Халат и Колпак, а с этим у меня всегда были проблемы. Пост Номер Один располагался возле лестницы, между помешением для офицеров и учебными классами. Где-то часам к одиннадцати возникло нездоровое оживление, офицеры то и дело бегали мимо меня из классов в Учительскую и что-то там слушали. Особенно часто бегал одетый в начишеные сапоги грозного вида майор Богатырев, достававший мне едва до плеча. Смотря на их броуновское движение и встревоженые лица я понял – либо Сам помер, либо Война. Надо заметить, что в то время переспектива войны рассматривалась как неизбежная, но неопределённо удаленная во времени, точно также как и смерть Самого. Поэтому оба события оценивались как равновероятные. Потом прояснилось, что в 12 часов будет Правительственное Сообшение, а ещё потом проснилось Всё.

Понятно, что к смерти Самого мы отнеслись иронически – «мяса нет и масла нет – на хуй нужен этот дед». Мы тут же отправились в обшагу, прикупилил водки, и Отведав Изрядно, вопили из окон редким прохожим: «Король умер – да здравствует Король!»
Впоследствии выяснилось, однако, что Король умер без остатка.

Назавтра было комсмольское собрание, и на наш похмельный взгляд особо комично выглядела одна квадратно-гнездовая активистка, которая, сообшая о смерти «Дорогого Леонида Ильича», искренне расплакалась.
Теперь-то я понимаю, что она была поумнее нас и, пожалуй, тогда стоило раз в жизни и всплакнуть.

По обстоятельствам его захоронения и жизни, он должен бы вставать в эту ночь. В сером парадном кителе и фуражке с ярким околышком должен он мелкими старческими шагами выходить на брусчатку Красной плошади, и, жуя бессильными губами, звать нас к себе, желая каждого обнять, троекратно поцеловать, по отечески распросить О Достигнутом и может даже дать небольшую медальку. Но большинство из нас уже в сырой земле, мозг наш пропитан водкой и мы не слышим его старческий зов. Мы, благодаря его усилиям, самое образованое в мире поколение, не слышим, мы далеко, мы изменили ему. Продали шпагу свою. Долго стоит Леонид Ильич поджидая, и никто не приходит к нему. Затем заря красит нежным цветом стены с цирковым флагом над ними и он, махнувши рукою, уходит назад всё тем же старческим мелким шагом.

И мы скоро за ним – позади только огромный заброшеный дом и бюст на забытой подруге.